?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: еда

Кто такие «овощи»?
Gtl
tesak_nagval

Кто такие «овощи»?

Костя:  — Привет, Макс!

Максим:  — Привет, Костян! Здравствуйте, мои маленькие любители экстремизма! Сегодня у нас будет возмутительный эфир, я считаю!

К:  — Да, мы опять кого-нибудь *обгадим*. Тема: кто такие «овощи»?

М:  — Кто они такие, вообще? Что они делают, чем они питаются, что им надо, и как мы к ним относимся? Принято же большинство людей называть «овощами»?

К:  — Да, большинство обывателей.

М:  — Люди ходят, а почему они «овощи», что это значит вообще? Изначально «овощ» что значит – есть такое понятие, как вегетативная нервная система, то есть  vegetable — овощ, овощная нервная система. Когда у человека не работает высшая нервная система, мыслительная деятельность, то он просто лежит, его можно подкармливать физиологическим раствором, это будет помогать выполнять какие-то жизненные функции. Собственно, будет просто-напросто лежать «овощ» — именно от этого слова. То есть он не думает ни о чём, он не может этого делать, он просто существует. По аналогии пошло человека называть «овощем», который живёт, чтобы жрать, спать, *заниматься сексом*, чтобы пить водку, ну и, может быть, обустраивать свой семейный быт. Получается так, что этих самых «овощей», нас окружает порядка 95%. В принципе, к «овощам» мы относимся презрительно, потому что человека, который не думает ни о чём, кроме как о себе самом, для которого нет ничего ценнее, чем он сам, уважать-то не за что особо. Вообще его не за что уважать абсолютно, он животное никчёмное. Частенько вижу «овощей». Есть «овощи» нормальные, они не вызывают раздражения, они как «кабачки, готовые к употреблению». Они живут, существуют, они, в общем-то, полезны, у них могут родиться нормальные белые дети, вполне сознательные . По-другому их можно назвать обывателями – это более нейтральное название, оно не так сильно их оскорбляет. Им не важно, кто в стране управляет, им не важно, справедливо ли социальное устройство страны. Им важно, чтобы у них была еда, выпивка, чтобы была спокойная жизнь. Именно эти самые «овощи» голосуют за стабильность. Для них есть несколько ключевых слов, на которые они ведутся: это стабильность и комфорт – всё, что им надо в этой жизни. Их посади в хлеву, корми хлебом, пройдёт несколько лет, они привыкнут: «Ну что, что-то поменяем? Нет, стабильность же есть – всё нормально». С ними ничего нельзя сделать, они совершенно непобедимы на все 100% абсолютно. Но с другой стороны, они ни в какие движения не лезут. «Овощи» вышли на проспект Сахарова, помитинговали – это самый верх «овощей», которые немножко включили мозг, и спокойно разошлись по домам. Они думают, что они сделали всё, что могли. И это были «верхние овощи», у которых проклёвывается какое-то сознание, котёнка, может быть, щеночка. А «идейные овощи», они приходят на участки, голосуют за Путина, потому что показывают по ТВ, что за него надо проголосовать. Как относится к «овощам»? Костян, ты можешь как-то сформулировать своё отношение к «овощам», уважаешь ты их или оправдываешь?


К:  — Обычно к незнакомым людям я отношусь нейтрально в целом. Но когда я перемещаюсь по метро, я вижу эти осатаневшие лица, особенно вечером, полные безысходности что ли какой, отрешённые, ничем осмысленным не заполненные глаза…

М:  — Знаешь, какая мне больше всего картинка нравится? Когда поднимаешься на эскалаторе в час пик и поворачиваешься назад, они идут – волна, масса движется волнами, они из стороны в сторону перед  дверью перетаптываются, у них у всех пустые лица, они хотят скорей на эскалатор, потому что эскалатор везёт их домой.

К:  — Но с другой стороны, когда я был студентом, я тоже был, не «овощем», но частью этой биомассы. Да, ты трясёшься там тоже, как пингвин, вместе с ними, но ты думаешь о чём-то. И когда я на работу ездил, я тоже всё время о чём-то размышлял нормальном. И, возможно, у меня было такое же лицо, как у них: полное безвыходности и неосмысленности.

М:  — Нет. Мы как-то с одним моим дружком ехали на работу. Мы с ним пересеклись до того, как зайти в метро, он ехал в колледж, я ехал работать инженером. Нам было весело, это был святой человек, он же Вениамин Петухов, у нас в роликах «Формата» был. И вот мы едем с ним, ржём, нам весело! Представляешь: понедельник, время 9 утра, а мы смеёмся? Это было так же кощунственно, как плясать на похоронах. Все смотрят такими глазами: «*Блин*! Да мы сейчас вас тут разорвём!» Но не разорвали. Так вот, «овощи», они сильно не любят тех, кто от них отличается, и мало того, они очень любят учить жизни: «Ты понимаешь, что ты *ерундой* занимаешься? Ты думай о себе. Пойми, что тебе надо построить карьеру, тебе надо деньги заработать на жизнь, семью тебе надо завести, детишек, собачку, машину, дачу построить».  …копать грядки и умереть – вот это правильная «идеальная» жизнь. Никуда не лезть, ни во что не встревать: «Зачем тебе это надо?» Такие типичные вопросы. Единственное, для чего нужны «овощи», чтобы у них могли родиться нормальные люди. «Овощи» — это основная составляющая общества. Как-то мне пришла даже мысль в голову, что в НСДАП после 33-го года, все люди, которые туда вступали, были «овощами». Смотришь нацистские парады, они «овощи», да?

К:  — Нет, туда вступали в основном ветераны первой Мировой, которые всю войну прошли, и их сложно назвать «овощами».

М:  — Подожди, там было чёткое разделение: те, кто боролись – это пассионарии, до 33-го года, до прихода к власти. После прихода к власти туда полезли, как в Единую Россию.

К:  — После, само собой, но до там были в основном ветераны.

М:  — Я тебе об этом и говорю. Я читал много книжек, инструкций разных: члены НСДАП до 33-го года имеют право на то, то и то, после 33-го – они вообще никаких особых прав и не имеют, член партии – молодец. И туда вся мразь полезла. Если мы к власти придём, и ты скажи, что в движение скинхедов можно вступить, оно на государственном уровне финансируется, предприниматели могут стать скинхедами и получить социальные льготы, ипотеки и тендеры выиграют, и ты *несказанно удивишься*, сколько предпринимателей будут скинхедами, ходить с подвёрнутыми штанами (смех в «студии»). Сейчас в пиджаках ходят, будут ходить с бритыми головами и в бомберах. Это даже смешно, на что люди готовы ради денег и чтобы быть у «кормушки». Поэтому они «овощи».

Ещё есть характерная черта у овощей, называется конформизм. Конформизм у всех разный, это такое свойство человека, когда ты делаешь так, как делают окружающие. Ты попробуй сделать что-то не так, что не принято, не запрещено, а не принято. Попробуй по метро без майки походить – тебя же не посадят за это, но ты будешь чувствовать дискомфорт. Начни смеяться в библиотеке, громко разговаривать – ты будешь чувствовать дискомфорт подсознательный, ты ничего с ним сделать не сможешь. «Овощи» всегда стараются избегать этого дискомфорта внутреннего и вообще не позволяют себе ничего, что бы выделяло их из толпы. Если идут люди, масса серая, они все будут одинакового цвета: у них куртки одинаково тёмные, штаны одинакового цвета, ботинки примерно одного тона. Я не знаю, как этого люди не замечают, у нас же не Северная Корея, можно одеваться как угодно, но раз принято, значит принято.

К:  — Ты сам ходишь в серой куртке.

М:  — У меня она светлая.

К:  — В прошлом году у тебя была синяя. И?

М:  — В прошлом году я купил куртку, знаешь зачем? Чтобы не испачкалась: тёмно-синяя, на ней не видно ничего (смех в «студии»). Но я – это я. Я такую куртку носил, чтобы меня особо в толпе не было заметно, меня это напрягало первое время (смеётся). Согласен, *подкузьмил* ты сейчас!

К:  — К чему всё велось-то?

М:  — Велось к тому, что «овощами» очень легко управлять. Вот мода вся придумана же для «овощей»: в этом сезоне носят узкое и длинное – все, раз, и одели узкие юбки до пят, а в следующем носят короткое и яркое – они все это оденут.

К:  — Это для «овощих» тогда, а не для «овощей», потому что «овощи» очень консервативны в одежде. Это 2 подвида, можно сказать. «Овощ» в 2000 году ходил в одного фасона брюках, куртке и ботинках, в 2005 он в такой же одежде ходит, в 2010 и сейчас такая же. Они одинаковые во все времена были. Такой стандартный мужик.

М:  — Это ты берёшь уже мужиков 40-летних.

К:  — Хорошо. Офисный клерк «овощной» тоже выглядит стандартно, из года в год одно и то же.

М:  — Но на самом деле он всё-таки меняется. Вот Сергей Удальцов, он не меняется. Он ходил лет 10 в камуфляжной куртке, а сейчас он «приподнял бабла» где-то и ходит в коже, может кожзаменитель, я не знаю.

К:  — Мне казалось, что просто пуховик простроченный…

М:  — Надо разобраться с этим вопросом: кто его финансирует, кто ему купил новую одежду (смех в «студии»). Госдеп, не иначе, купил Удальцову новую одежду – он пропил всё остальное.

Мне больше нравится слово «волокна». «Овощ», оно такое… что можно сделать из овощей? Какую-то еду. А «волокно» больше отражает сущность вот этих людей. Одно волокно само по себе вообще ничего не значит, из волокон можно сделать что угодно: стол, стул, шкаф, одежду сшить. Из них лепят, что хотят. Им показывают, направляют куда надо, церкви для них открыли, религии для них придумали, фильмов для них наснимали, как себя правильно себя вести, и они все ведутся и даже не замечают этого. Мало того, они мне будут рассказывать, что я наслушался чьих-то бредней и стал нацистом: «Ты же понимаешь, тобой управляют, тобой манипулируют!» Им когда говоришь: «Ты телевизор-то смотришь?» — «Да», — «Там что говорят про нацистов?» — «Что это плохо», — «Так чьих я бредней наслушался?» — «Ну, чьих-то там, где-то, наверное…» Мне всю жизнь говорили, что всех надо любить! С какого *перепугу* я всех буду любить? Я буду любить только тех, кто мне нравится – я же не Борис Моисеев, любить всех.

К:  — А ещё у них есть расхожее выражение:  «За всё это платят вам!» Кто платит за всё и где касса?

М:  - Я не знаю, честно, где касса. Я тебе ничего не плачу же, а сам шикую (смех в «студии»)! Есть ещё несколько выражений таких: дурное дело нехитрое, [например]. У моей матери это было любимое выражение: «Что ты делаешь, зачем ты чурок бьёшь, что они плохого тебе сделали?» Не объяснишь же никак, что мне плохого они лично не сделали ни хрена. Я в книжке-то своей уже написал, что у меня не погибала на самом деле никакая девушка – это история красивая. Именно для того она и была придумана и озвучена, чтобы как-то объяснить моё пребывание в движении. С какого хрена я в 14 лет наголо побрился? У меня чурбаны работу отняли? Нет. У меня чурбаны девушку отбили? Нет, у меня ни один чурбан, ни разу в жизни девушку не отбивал. И потом, сколько лет я был нацистом, я инженер, как у меня чурки отнимут работу? Они просто не могут эту должность занять! Ни разу в жизни меня чурки не пытались ограбить, потому что я лет с 16 ходил с ножом. До меня не *докапываются* на улице, мне по идее [должно быть] *наплевать*. И «овощи» не понимают: «На хрен тебе вообще это нужно, тебе же ничего не мешает?» — «Я о стране думаю, о народе», — «Какой народ? Тебе какая разница? Насри на него! Народ, они сами о себе-то не думают, что ты о них будешь думать?» Хотя логика в этом вопросе есть, потому что когда меня люди начинают учить, что думать надо только о себе. Зачем тебе ещё о ком-то заботиться…

К:  — Это легко объяснить: о себе ты можешь позаботиться, но о своих детях тебе позаботиться будет сложнее. Всё делается, чтобы дети могли найти себе достойных спутников жизни, чтобы продолжить свой род, то есть, чтобы у тебя внуки появились.

М:  — Боюсь, что на меня это объяснение не подействует, знаешь почему? Потому что у меня детей-то нет.

К:  — Не говори гоп, пока не перепрыгнешь.

http://restrukt.me/2012/03/14/984/#more-984